The Hedge

12:10 

Кусочек из ненаписанного фанфика, бой с ситхой

mirkwood hedge
Сумрачный ежик
Зеф Удеа

- Рыцарь Берлок? В последнее время вы часто посещаете Запрещенную секцию.
- Хочешь доложить обо мне Совету? - ее выразительные глаза, испещренные салатовыми звездочками, манят, гипнотизируют меня, и я запоздало осознаю, что дело, наверное, в особых феромонах ее народа...
- Нет, но... - становится чуть легче, - зачем вам это, рыцарь?
- Это всё мое ужасающее любопытство, - она подмигивает, и я уже не хочу так бешено с ней соглашаться, во всем. - Но ты не беспокойся, юный падаван, у меня есть разрешение Совета. Прошу, не устраивай трагедии там, где всего лишь работа.
Она подмигнула мне и прошла. Снова. А я про себя подумал, что надо бы доложить... Как-нибудь... в другой раз, наверное.

- Ты?!
Нет, это не я выдохнул, когда Берлок Чарр, умопомрачительно красивая фоллианка, чешуйчатая и зеленоглазая, с видом победительницы вошла на мостик, где ее встречали я, Кэм и бледный, но решительный Мако.
- Да, я, - киваю ей, внутренне, наконец, успокаиваясь.
С момента, когда темная, затягивающая мощь ситха впервые окутала наши чувства, прервав беззаботный падаванский разговор о том о сем, я не мог отделаться от ощущения, что мы знакомы. Я и темный?! Немыслимо! Предположения, одно другого мрачнее, глодали и подтачивали меня изнутри, мешали сосредоточиться, продумать план... Только теперь, при виде покрывающих ее тело изумрудных чешуек, источающих легкий фруктовый аромат — проклятые феромоны! — все встало на свои места. Да, я знал ее, но в этом нет позора. Только одно маленькое недоразумение. Два месяца спустя после той беседы во время выдачи раритетов из Запрещенной секции она пропала. Если бы я только был повнимательнее ко всему, что тогда происходило! Может, сейчас я оказался бы лучше подготовлен...
- Не скажу, что я рад приветствовать Вас на моем корабле, Берлок Чарр, - и все же я обозначаю вежливый полупоклон — воспитание, въевшееся до мозга костей. Джедай должен быть уважителен.
- Рыцарь, - язвительно поправляет фоллианка, и я улавливаю в ее тоне мстительную радость. Она шла драться с падаванами, а теперь может макнуть лицом в грязь давнего врага. Не знаю, за что она так люто меня ненавидит, но здесь и сейчас ей явно хочется меня придушить. Не могу понять — это на руку нам или нет?
- Вы покинули Орден, - напоминаю я, краем глаза замечая, как подобралась Кэм. Она не любит наездов на Храм.
- Но не сдала оружия, - кривая усмешка.
Как в замедленной съемке, я вижу ее, снимающую с пояса световой меч. Жизнь растянулась на долгие тридцать шесть секунд, между двумя соседними — вечность. Будто пропасть.
Мы должны продержаться.
Столько, сколько сможем.
Надо выиграть время. Для Солана и близнецов.
У каждого своя роль, и только все вместе мы победим.
Будем смелы.
У нас получится.
Слияние с Силой неизбежно — годом раньше, годом позже. Это судьба всех джедаев...

Эти слова я произнес перед тем, как она вошла. Успокаивал Мако и немножко — Кэм. Я старший, я должен держаться. Но здесь и сейчас — это все, что у меня есть. Вера, что мы сможем. Потому что ее сила сбивает с ног. Воздух становится нашим злейшим врагом, и уже не хочется сопротивляться, когда в легкие, молекула за молекулой, проникает едва уловимый, сладковатый аромат, напоминающий о разнеженном жарой саде и прозрачном тягучем джеме, с привкусом орехов, о посиделках перед отбоем и о том, как провожали Мако в Академию Защитников на Сокорро. Этот запах... он такой знакомый, такой притягательный... А с ним снова и снова отдается в голове приказ — отказаться от борьбы, сдаться. Позволить ей всё...

- Зеф? Зеф!
Сознание откликается на этот тихий зов с трудом. Разлепляю глаза, осматриваюсь...
Переборка. Серая, до безумия. Абсолютно гладкая. Отчего-то это приводит в отчаяние.
- Как ты, Зеф? - надо мной склоняется смутно знакомый молодой забрак. Светлые волосы, коричневатая кожа в темных разводах узоров, игривые короткие рожки. Во взгляде — беспокойство. И... еще что-то.
- С-солан? - память подсказывает это имя, но оно для меня ничего не значит. Произношу его как любое другое — без выражения и узнавания.
- Как ты, Зеф? - забрак тормошит меня, и его тревога передается мне, но как-то вяло, безжизненно.
- Отстань... - дергаюсь, хочу отодвинуть его и вдруг понимаю: руки связаны. Или нет... скованы наручниками! Металл нагрелся от теплых запястий, но он жестче веревки, это надо признать.
Несколько неуклюжих движений, и я сажусь, отстраненно изучая омерзительно серый трюм, с ранвомерно гладкими, лишенными привычных выступов стенами. Ощущение пространства и расстояния здесь скрадывается, размазывается, испаряется, заставляя рассудок верить в будто бы окружающий вас туман.
- Где мы? - хрипло интересуюсь, наклоняю голову к плечу... к другому, чтобы размять шею. Вижу, как волнение забрака — Солана? — перерастает в испуг. Мне начинает казаться, я должен что-то сказать, что-то про страх... про испуг... но я не помню что. Страх — это... путь... куда-то. Мысли путаются. От усилия в голове мелкими катышками рассыпается боль, и я прерывисто вздыхаю, позволяя себя безвольно расслабиться. Боль — это плохо. Не хочу ее испытывать. Не сейчас. Не здесь.
- Зеф, ты меня помнишь? - забрак, будем называть его Соланом, трясет меня за плечи, указывает куда-то в сторону. - Ее помнишь?надвигающейся
Я даже не задаюсь вопросом, почему у него не связаны руки. Его длинный коричневый палец указывает на распластанную неподалеку девушку. Со своего места я вижу ее запрокинутую голову и смутно знакомую косичку вдоль виска. Черные волосы обрезаны задорно и коротко, и синеватая татуировка на бледной шее заставляет что-то шевельнуться в памяти.
- Помнишь или нет? - допытывается Солан.
- На-наверное, - шепчу пересохшим ртом. Имя приходит неожиданно, и я произношу его так, будто от него зависит моя жизнь: - Солан Нейр. Ее — не знаю...
Мне и правда кажется: от этого ответа многое зависит. Нет — я в этом уверен! Как, откуда? Не представляю.
Трудно сказать, чего больше в выражении его лица — облегчения или страдания.
- Хорошо, Зеф, - он тоже шепчет, крепко держа меня за плечи. Будто держась за меня. - Запомни: ты — Зеф, Зеф Удеа, чисс с планеты Фу и...
- Я помню, что я чисс! - возмущаюсь я.
-...Джедай, - заканчивает он, не обращая на меня внимания. Смотрит в одну точку, будто его что-то гнетет, и гнетет сильно. - Сейчас ты поможешь мне загрузить ее в шаттл, потом рассчитаешь курс на Корусант. Ты помнишь, как это делать?
Я бездумно киваю, не слишком вслушиваясь в его слова. Мне совсем не хочется напрягаться. К тому же... вроде бы... это совсем не сложно — то, о чем говорит забрак.
- Хорошо. Если не будет получаться — скажешь бортовому компьютеру... просто произнесешь это вслух, хорошо? Рассчитать крус на Корусант. Запомнил? Ты летишь на Корусант.
- Я лечу на Корусант, - согласился я.
- Как только выйдете в гиперпространство, вызови Корусантский Храм джедаев, скажи, что на вас напали ситхи. Сможешь?
- С-смогу, - чувствую себя пьяным. Все вокруг кружится, кружится... в неостановимом танце, лишенном веселья и изящества.
- Скажи, - в голосе опять отчаяние, - что ты понял?
- Она, - дернул головой в сторону девушки, - шаттл, К... Кору... сант...
- Джедаи.
- Джедаи, - послушно киваю.
- Повторяй за мной: Кэм Тай, шаттл, Корусант, джедаи.
- Она, шаттл... Корусант, - немного подумал. - Джедаи.
- Правильно, молодец. Пошли тогда.
Он щелкает наручниками у меня за спиной, и я, пошатываясь, встаю, одной рукой держусь за стенку, ощущая ее противную, до одури гладкую холодноватую поверхность. Кое-как мы добредаем до Кэм — Солан все время придерживает меня, не давая ни прилечь ни присесть. К концу этого недолгого путешествия я даже привыкаю. Сидеть нельзя. Лежать — тоже. Не сейчас. Сначала — Корусант. Джедаи.
Нейр берет ее под руки, я догадываюсь, что мне надо взять ее за длинные, обутые в кожаные сапоги лодыжки.
- Ик! - я смеюсь. - Мы с ней одеты одинаково.
- Да, - Солан, похоже, сердится. - Чарр не утруждает себя переодеванием пленников.
Мой взгляд скользит по фигуре забрака, но зацепиться не за что. Он не такой, как мы... по-другому одет. Вопросов нет.
Враскачку несем бесчувственную девушку, то и дело задевая ею за углы и переборки. Солан сдержанно ругается, но на аккуратности не настаивает. Бесполезно же. Мне это отчего-то кажется ужасно забавным.
Изнутри шаттл выглядит знакомым. Здесь что-то было... совсем недавно. Вот здесь, у стены... кто-то лежал. Мужчина... молодой парень. Не забрак. Уже не лежит. Или мне это только кажется?
- Вспоминаешь? - Солан впивается в мое лицо взглядом.
Я неуверенно то ли качаю головой, то ли киваю. Сам не знаю — да или нет...
- Ладно.
Мы укладываем Кэм на сиденья, и Солан обеими руками хватает меня за шею, притягивает к себе. Смотрит в глаза — пронзительно, с болью.
- Зеф, Кэм... вы с Кэм дороже мне всего на свете, - голос прерывается, забрак сглатывает и продолжает: - Поэтому я остаюсь здесь. Когда вылечишься... когда МедКор исцелит тебя — прилетай за Мако. И за Гином и его сестрой. Прилетай... если они еще будут живы. Рита... ее больше нет. Так и скажи им всем: я убил ее. Я не могу вернуться. И еще... пообещай мне. Пообещай: ты никому не скажешь, что я сейчас делаю — для вас с Кэм. Для всех вы сбежали сами, хорошо? Просто запомни это. Запомни!
Я киваю. Его отчаяние врезается в меня со страшной силой, отпечатывает его слова внутри так, будто их вплавляют в камень. Что бы ни случилось — я уже не смогу забыть.
- Н-никому, - серьезно мотаю я головой, стукаюсь лбом о его. - Могила.
- Молодец, хорошо. Мы больше не встретимся... надеюсь, - он содрогается. - Забудь меня, хорошо? Как будто меня и не было. Если все будут презирать меня — ты тоже, ладно? Вместе со всеми. Молва — ужасная штука. Однажды сказали про тебя, что ты подлец, - не отмыться. И друзей твоих так же назовут — подлецами. Из-за одного неверного поступка. Кэм... у вас с Кэм все должно быть хорошо, обещаешь? Проследи за ней! Зеф?
- Обещаю, - мне плохо. Каким-то шестым чувством я понимаю, что происходит нечто неправильное, из ряда вон выходящее... но — я не помню! Я не помню, что я должен сказать, чтобы удержать его! Он тоже должен полететь с нами... наверное?..
- Хорошо, - в его голосе прибавилось уверенности.
Он еще постоял, сжимая мой загривок, потом отчаянно, крепко обнял и усадил в кресло пилота.
- Корусант, голосвязь, джедаи. Ты помнишь?
- Да ну тебя, - не пойму, смешно мне или я чуточку сержусь. - Голосвязь, Корусант, Храм... джедаев.
В памяти что-то проскользнуло, и Солан вдруг заторопился.
- Не говори про меня, - он вскинул ладонь в прощальном жесте.
- Не скажу.
Пока я мотал головой, он вышел, прошелся по кориодорам, глухо стуча каблуками сапогов по металлу, задраил за собой внешний люк, о чем приветливо мигнул синий огонек на панели передо мной.
Я еще посидел, барабаня пальцами рядом с кнопками, и нажал на красную — с надписью «Старт». В тот миг я ужасно гордился собой: все помню! Корусант, джедаи, голосвязь.

@темы: ЗВ

URL
   

главная