The Hedge

15:44 

Кусочек из ненаписанного фанфика, Храм на Оссусе

mirkwood hedge
Сумрачный ежик
Кэм Тай
- Кто ты? - худенький высокий подросток-чисс поправляет узенькие очочки, глядя на меня вопросительно и требовательно. А голос — такой вежливый-вежливый, что всегда заготовленная для других грубость как-то сама собой тает, рассасывается на языке, так и не сорвавшись. Он старше меня на год или два (может больше?), но ведет себя серьезно и важно, наверное, отличник. И кожа у него очень светлая для его расы, молочно-голубая, с ярким металлическим блеском.
- Джуна Корлисс, - говорю я, дуясь. Он нарушил мое одиночество, не дал выплакаться — он виноват! Но... он так себя держит, что упрекнуть его как-то неловко. Не сказал мне ни одного плохого слова ни о слезах, ни о том, что сижу, забившись под лестницу, пачкая штаны вековой пылью.
Нет, в потайных закутках Оссусского Храма совсем не грязно, дроиды справляются с работой, здесь нет ни паутины, ни надоедливого вездесущего песка, но эта лестница слишком близка к Библиотеке. Отделу рукописей, и оттого воздух здесь пропитан запахом рассыпавшейся в прах бумаги, немного странноватым, забивающим нос, со временем оседающим на полу тонким слоем сероватой, нежной на ощупь пыли. Я всегда прибегаю сюда, когда хочется поплакать, в последнее время все реже. Мне девять, и я с трудом верю, что когда-нибудь стану такой же, как этот лощеный мальчик — вежливой, спокойной, почти равнодушной.
- Что ты здесь делаешь? - его темные, малиновые глаза без зрачка и радужки поблескивают в полутьме, и мне немного не по себе оттого, что я не понимаю, куда он смотрит: то ли на меня, то ли на узор за моими коленками. Я привычно протягиваю к нему щупальца Силы, пытаясь понять, о чем он думает, и встречаю спокойный, немного грустный мысленный ответ: «Ты не хочешь говорить вслух?» Чего это с ним? Удивляюсь.
Разум моего собеседника подобен многажды скрученным лепесткам табао — вроде бы мягок и податлив, но столько слоев защиты я не видела даже у учителей. Впрочем, кого я вообще видела, кроме вечно занятой Роры Вейр, почти ничего не умеющей в плане телепатии Айалы Лейел да старого ужасно загадочного Одана-Урра, вызывающего меня к себе каждую неделю? Кстати, о старике — мне совсем скоро к нему. Всего каких-то два часа, и он снова будет смотреть на меня ласковым темным взглядом и спрашивать, как я себя чувствую. Он добрый, и мне не хочется его расстраивать, но я его не понимаю.
- Я телепат, - объясняет чисс и садится рядом с мной. Так же подтягивает коленки к самому подбородку и обнимает их руками. - Мне стыдно играть с ребятами, потому что я все-все про них знаю. Боюсь не сдержаться, а мастер Кейл говорит, что это невежливо — напоминать другому о том, что тот мне не говорил. Ты тоже так считаешь?
Мотаю головой. Я не знаю, что я считаю, и сейчас мне все равно. Почему-то хочется, чтобы чисс не уходил.
- Как тебя зовут? - спрашиваю.
- Зеф Удеа.
- Я не видела тебя на занятиях.
- Я падаван, помогаю в Библиотеке. Зайдешь как-нибудь?
- Может быть.
- Тебе неинтересны старые рукописи? - догадывается он. Или сканирует мою память? Не могу сказать — не чувствую никаких возмущений в Силе, но если он, как говорит, все знает про ребят, я могу и не почувствовать. Вероятно, он очень сильный телепат, не ровня мне.
- Не очень, - отвечаю осторожно, чтобы не обидеть. И тут же смелею: - Мне нравятся тренировки с мечом.
- Но у тебя неплохо с телепатией... - он задумчиво откидывает голову назад, и я вижу, наконец, его падаванскую косичку, затерявшуюся среди густых черных, аккуратно расчесанных локонов.
- Почему ты не стрижешься? - перебиваю я его. - Твой учитель не требует от тебя опрятности?
Он смеется. Тихо так, необычно, будто скрежет старого дроида. Видно, нечасто ему приходится это делать.
- Я же сказал: я падаван мастера Кейла, а ты разве его не знаешь?
- Он иногда заменяет у нас мастера Джинн, но учитель Айала говорит, что мы должны быть опрятны, а мастер Кейл — что мы должны ее слушаться.
- Это потому что он у вас приходящий и должен поддерживать ваших воспитателей, иначе вам, малышам, будет сложно.
Дуюсь на это его «малышам», он снова смеется своим странным, берущим за душу смехом.
- Прости, - наконец, выговаривает он. - С тобой так легко, я забылся. Можно я буду приходить сюда, к тебе?
Киваю и тут же называю крыло и номер комнаты. Я же не всегда сюда прихожу, под лестницу. Пугаюсь, вдруг он не захочет прийти на девчачью половину.
- Я приду, - успокаивает меня он. - Ты ведь не обижаешься, что я немного читаю тебя?
Снова мотаю головой. Мне трудно выражать свои мысли и чувства словами, проще, когда собеседник сам все понимает, а скрывать... правда, мне ничего не хочется скрывать от того, кто так деликатен. Мои проблемы больше меня самой уже восемь лет, с тех самых пор, как мать продала меня в мандалорский клан, а я... я оказалась слишком слабой, чтобы прижиться там. Я рада, что джедаи выкупили меня, но до сих мучаюсь от осознания своей беспомощности. И бесполезности.
Кланмастер почему-то всегда говорил, что из меня не вырастет хороший мандалорец, потому что я нерешительна. Не бью сразу в глаз за любую обиду, а пытаюсь разобраться, почему меня оскорбили. Это неправильно. Одан-Урр терпеливо разъясняет, что у меня есть задатки дипломата. Я хмыкаю и молчу. Он добрый, хочет меня утешить, а я... я всего лишь бесполезный балласт, не нужный собственной матери.
Чисс кладет руку мне на плечо.
- Хочешь совет?
Всхлипываю и киваю, чувствуя, как внутри все снова дрожит и плавится от того, что он не задает вопросов о моем прошлом. Удобно иметь в друзьях телепата.
- Смени имя. Поменяй комнату. Попросись в группу к другим воспитателям. Я поговорю с мастером Кейлом, а он — с Советом. Увидишь, это поможет.
Он встает и уходит, обернувшись, чтобы приветливо помахать мне на прощание, а я все сижу и смотрю ему вслед и не понимаю: а что это сейчас было?

@темы: ЗВ

URL
   

главная