The Hedge

18:08 

Кусочек из ненаписанного фанфика, спасение

mirkwood hedge
Сумрачный ежик
Сандел Робертс

Лианы оплетали ноги, руки, грудь... невозможно дышать... темно... тяжело... Паника поднялась откуда-то изнутри, жаркой удушливой волной, выворачивая наизнанку, лишая остатков воли, способности рационально мыслить. Где он? Неужели снова в портативной камере Дарта Вейлуса, наказанный... за что? О, вот и его мучитель! Только от него могут исходить эти волны Силы...
Сандел рванулся раз, другой, третий...
— Успокойся.
От тона веяло мужеством и терпением. Нет, это не учитель с его каркающим баритоном, таким притягательным и в то же время жестоким. Этот голос можно не слушать, но он остается в голове и в сердце на правах хозяина. Среди гнева и боли, беспомощности и отчаяния, одно простое слово отчего-то способно перевернуть весь мир.
— Кто ты? — выдохнул Сандел, повисая на толстых путах, обессиленный борьбой.
— О, уже не узнаешь? — невидимый собеседник весело рассмеялся. — Мы с тобой вместе от звериных наездников сбежали. Больше недели назад.
Другой мир. Другая реальность. Другие люди.
— Что ты здесь делаешь? — не настороженно, потому что на подозрения нет сил. Безыскусно, почти простодушно.
— Жду, когда ты придешь в себя. Мне не разорвать эти лианы в одиночку. Ты мне поможешь?
Робертс вскинул голову, пытаясь рассмотреть в темноте говорившего. Голос молодой, но почему кажется, что его хозяин в возрасте?
— Ты меня не помнишь, — продолжил Кейл. — Хорошо тебе досталось. Это ги'тах, хищные растения, обитающие под землей. Наружу выходят только небольшие побеги, захватывающие неосторожных путников и увлекающие вниз, в специальные «хранилища», где жертв сначала обрабатывают ядом, расслабляющим мышцы, а потом потихоньку съедают. Ты умеешь бороться с ядами?
— Как?! — задохнулся Сандел.
— С помощью Силы, конечно.
Юный ситх молчал. Нет, он не умел, но говорить об этом не хотелось. Разговор постепенно возвращал Робертсу самого себя. Он вспомнил и клетку из побегов хинки, и джедая Эриннена, и даже их нехитрые посиделки по вечерам перед костром, с анекдотами и страшилками. Кейл умел отвлекать и развлекать, с ним было просто.
— Как мы попались? — вяло осведомился Сандел, чувствуя, как перед глазами снова заплясали цветные круги.
— Ты попался, — вздохнул Кейл. — Я полез тебя вытаскивать и не справился. Эта штука впрыснула мне яда больше, чем я смог поглотить, и теперь я здесь.
Юноша помотал головой. Он почти не осознавал себя, и оттого новость — кто-то полез его выручать с риском для жизни! — не ошеломила его, как случилось бы при других обстоятельствах.
— Ты еще здесь? — забеспокоился джедай.
— Да... вроде да...
— Слушай, у нас мало времени. Давай выбираться! Пока мы оба не пошли на корм этому троглодиту.
Сандел встряхнулся.
— Да.
Пора действовать. Он снова рванулся, и опять — безуспешно.
— Я же говорил: надо вместе, — с оттенком недовольства произнес Кейл.
— Вместе?
— Да, вместе. Я помогу тебе Силой, и ты выберешься, потом освободишь меня. Готов?
— Нет!
— Почему? — искреннее удивление.
— Послушай, как там тебя...
— Кейл. Кейл Эриннен.
— ...Кейл. Я никогда не работал ни с кем в паре. Тем более — через Силу.
Сейчас уже все равно, что он выдал себя с головой. Вполне возможно, они отсюда не выберутся. Так какая разница, что говорить? Вот когда будет не все равно — тогда он и подумает, что делать дальше.
— Поэтому я и говорю, — терпеливо пояснил джедай, — что пробовать освободиться будешь ты, а я тебе помогу. У меня большой опыт, не беспокойся. Я либо подстроюсь под тебя, либо объясню, как правильно. Ну что, поехали?
Голос... нет, не повелительный — уверенный на все сто. Что его услышат, что ему подчинятся. С таким хорошо обучать и раздавать команды. И почему Сандел раньше не слышал у Кейла такого тона?
— Да... пожалуй.
Воля джедая окутала юношу теплым, уютным коконом, воодушевляя и вдохновляя на свершения. Все переживания сделались далекими и неважными, потускнели, потеряли смысл и остороту. Он чего-то боялся? Опасался? Задыхался от беспомощности? Сейчас все это казалось неправдой. Да, было такое, но... Сандел справится. В этом нет никаких сомнений. Глубоко вдохнув, юный ситх погрузился в спокойный, ничем не возмущаемый океан Силы позволяя ей свободно течь сквозь себя.
Это были странные ощущения. Чувствовать себя не в кипящем котле эмоций, а посреди бесконечной равнины чужой выдержки. Даже показалось, что в подземном «хранилище» ги'тах стало светлее.
Робертс задумался. Какое умение выбрать? Что предпринять? Поглощать энергию живых существ он так и не научился. Сколько ни оскорблял его Вейлус, сколько ни бил — боль расставания с жизнью отзывалась в юном адепте еще большим страданием — он даже не пытался овладеть этим умением. Внутри все обмирало, и парень отключался, так что в конце концов, учитель отстал и принялся обучать нагонять страх и создавать иллюзии. Это пошло легче.
А если не поглощение — оно было бы логичнее всего, — что тогда? Молнию он в таком спокойном состоянии не выпустит. Молния — это накал страстей. Собственный ужас, выпущенный во врага на пике агрессии. А чего бояться ему сейчас? Даже смерть не казалась в тот момент достаточно страшной. «Все же странно он на меня действует», - невольно подумал Сандел. И если не разряд электричества — то что?
Признаться, молнию он любил больше всего. Она, подобно последнему завету Кодекса Ситхов, освобождала его, давала выход накопившейся боли, приносила облегчение и ощущение спокойствия. Ненадолго, но лучше, чем ничего. Рядом с Кейлом все это становилось бессмысленным. Как бороться, когда настолько хорошо? Захотелось сказать мужчине, что тот неправ. Интересно, сколько ему? На вид, насколько Сандел помнил — во мраке подземного «хранилища» мало что удавалось разглядеть, — может быть и тридцать, может быть и сорок, а на самом деле?.. Командует он определенно давно.
Размышления прервались долгим, прерывистым вдохом неподалеку, и юноша стал думать в два раза быстрее — чисто на автомате. Дарт Вейлус не любил неповиновения.
Наконец, выбор пал на обычное передвижение предметов с помощью Силы — вроде бы, по имевшимся у паренька смутным сведениям, джедаи такому тоже обучены, поэтому можно будет попытаться остальной разговор выдать за глюки самого Кейла. Под действием яда, как понял Робертс, это возможно.
Сосредоточившись на путах, оплетших правую руку, юноша представил, как те съезжают по коже с кисти, потом с локтя, с плеча, оставляя зеленые разводы на рубашке, и мягко принялся толкать их Силой в нужном направлении. Чувствуя, как Кейл поддерживает каждое его движение, каждое побуждение. Необычно — ощущать такое, делать что-то вместе с кем-то... Он даже не понял, когда, в какой миг, освободился полностью. Лианы соскользнули, будто только и ждали, когда их вежливо об этом попросят, и Сандел упал на четвереньки, тяжело дыша, и все никак не мог сообразить, чему он так удивлен и что делать дальше.
- Молодец! - похвалил его Эриннен, и юному ситху показалось, будто его ласково погладили по темечку. Жест, прочно забытый за время ученичества.
Робертс помотал головой. Нет, никто его не трогал, но тон похвалы слишком... слишком домашний, дружественный, искренне благодарный, отчего и приходит на ум мать с ее «Какой ты у меня молодец, сынок!» — и гладит по темечку, невесомо так и с заботой. Он не помнит ее лица, но знает, что к ней всегда можно обратиться и она покормит сладкими хлопьями или купит понравившуюся машинку...
- Не спать, Сандел! - голос Кейла привел парня в чувство.
- И-извините, - пробормотал он, протягивая невидимые щупальца Силы к путам... учителя? Нет, нет, конечно! Но... уйти одному — и мысли такой не было. Не из страха — что может сделать ему спеленатый по рукам и ногам спутник, отравленный ядом, ослабевший и измученный? Пусть и джедай, но ведь сам признал, что не сможет освободиться в одиночку! Позже этот момент юных ситх всегда будет считать поворотным в их отношениях: Кейл дал ему взглянуть на мир со своей стороны, доверился полностью и безоговорочно, а он, Робертс, откликнулся помощью и... с трудом признаваемым желанием еще раз ощутить их общность в Силе. Свои и чужие действия, слившиеся воедино...
Адепт свивал энергию свою и джедая в упругие кольца, просовывал их между кожей Кейла и лианами, а потом медленно расширял, давая растению привыкнуть к постепенным изменениям – Эриннен предупредил его, что резкие движения вызовут впрыскивание новой порции яда, и тогда все усилия насмарку.
- Я вытащу вас, - шептал Сандел, чувствуя себя отчаянно смелым и каким-то не своим, непривычным, - чего бы мне это ни стоило!
- Ты хлипкий, - возражал Кейл. – Лучше будь осторожнее.
- Я тонкий, но сильный!
- Верю, верю, но давай прибережем твои силы для чего-нибудь поинтереснее.
Сила текла вокруг них, и внутри, пронизывала каждый побег, каждый листочек, трепетала во взъерошенных волосах ситха и пульсировала темным сгустком боли в раненом теле джедая. Да, теперь Робертс чувствовал это – страдание и кровь, загустевшую, но то и дело сочащуюся по капле из прокушенного бока. Это выводило из себя. Делало беспомощным и отчаянным, заставляло двигаться быстрее и проворнее и ждать, ждать – столько, сколько нужно. Да, теперь он понимал, почему Эриннен торопил его – все силы мужчины уходят на поддержание жизни, борьбу с ядом, дурнотой, головокружением, потерей сил и жизненно важных жидкостей. И все же тот остается терпелив и выдержан, верит ему, Санделу, и находит время и на поддержку, и на объяснения. Дарт Вейлус давно бы угостил его молнией или попросту вытянул из него энергию, столь необходимую в трудную минуту. Учитель бы никогда не озаботился попросить о помощи, признать свое поражение – тем более. Кейл жил по другим правилам.
- Ты как?
Сандел словил обмякшего джедая и оттащил его на полшага от места недавнего заключения – в тесном «хранилище» не развернуться, но движение – жизнь!
- Ничего, жить буду, - усмехнулся Эриннен, понимая, что его секрет раскрыт. – Не переживай так за меня – нам еще выбираться отсюда.
- Сам-то идти сможешь?
- У меня есть какой-то выбор? – в голосе появилась усмешка. – Идем, постараюсь не отставать.

Сандел полз впереди, толкая перед собой Силу, наподобие щита, расчищая ею путь; следом, стараясь не останавливаться, тяжело дыша и изредка опираясь на своего проводника, пробирался Кейл. Не так быстро, не так изящно, как адепт, привычный и к темноте, и к тишине, и к опасности, а наипаче к быстрому ускользанию от оной, но куда спокойнее и терпеливее, рассчитывая свои силы и не делая ни одного лишнего движения, экономя силы и дыхание. Иногда лианы пытались их задержать, вставали на пути извивающимися хоботками, более слабые – лезли в нос, рот, за уши… Робертс боролся, как мог, плавно оттесняя отростки к краям и без того узкого прохода, джедай то и дело подбадривал его словами одобрения или телепатией показывал, куда сворачивать и где выход. Сколько они так продвигались – грязные, потные, в земле и сладком пахнущем соке ги’тах, задыхаясь от нехватки кислорода и желая как можно скорее встать на ноги и распрямиться в полный рост, - юный ситх не знал. Но когда глаза различили, наконец, слабый свет и разгоряченного лица коснулось дуновение воздуха, Сандел едва не рванул к спасительному отверстию со всей дури.
- Куда ты? – предостерег его сзади Кейл. – Там обрыв.
Вместо дальнейших объяснений показал парню картинку – несколько сот метров над уровнем воды, скалистый утес, ревущий сбоку водопад, свежие брызги и радуга на них. Отчего-то сразу стало намного легче.
Робертс остановился и перевел дыхание.
- Что тогда?
- У меня есть подъемник, но он один. Давай, четыре шага вперед, разгребай завалы и вылезай в пещеру, а я пока подумаю, хорошо?
- Да. - Парень принялся за работу.
Долгое, мучительное молчание дало юному ситху десять раз пожалеть о своем доверии и одиннадцать — снова решить, что он никогда и ни за что не бросит Кейла. Только не его. Только не сейчас.
- Послушай, - вдруг заговорил джедай. - Если тебе так не терпится, мы можем сразиться. Вылезем отсюда, заживут мои раны — и я к твоим услугам. Тебе от этого легче?
Сандел недоверчиво скосил глаза на отдыхающего напротив него мужчину. «Хранилище» ги'тах заканчивалось в круглой пещерке с низкими сводами и едким запахом гнили. Года за годом лианы выталкивали сюда то, что не смогли переварить в жертвах, и весь этот мусор с кусочками разлагающейся плоти самого разного происхождения непомерной горой закрывал вход в длинный извилистый лаз, где слегка шевелились сине-зеленые крапчатые отростки. Кое-как разгребя часть этой «естественной», а скорее, противоестественной помойки, юноша привалился к прохладному камню, подальше от плотоядного растения, и запрокинул голову, с наслаждением вдыхая и выдыхая воздух, просачивающийся через овальнвый выход рядом. Он испытывал ни с чем не сравнимое удовольствие только от того, что остался жив. Кейл устроился с другой стороны от отверстия и, закрыв глаза, Силой ощупывал окрестности.
Адепт чувствовал, как мягкий, ласковый щуп шарит по мусору, изредка задевая его самого, Робертса, скользит дальше, за лаз-шкуродер, через который льется внутрь серый предрассветный сумрак, и пропадает где-то далеко внизу, среди грохота падающей с большой высоты воды. Сандел не может проследить его так далеко. Или ему просто неинтересно? Неважно, сейчас это неважно. Они живы, они целы — ну, почти, — а все остальное не имеет никакого значения.
- О чем ты? - юноша, наконец, отвечает, немного приведя мысли в порядок.
- Я чувствую твои сомнения, - отзывается джедая, не открывая глаз. - Ты жалеешь, что помог мне. Боишься, что я наведу на твой след Орден. Боишься того, кто я. Я не знаю, как тебя убедить. Знаю только, что мне незачем вредить тебе. Без тебя я бы не выбрался.
- Без меня ты бы не попал сюда, - неприятно признавать, но это правда.
Кейл помолчал.
- Я верю, что нас свела Сила, и это зачем-то надо. И тебе и мне. Я бы предложил тебе жить дружно, но ты же не согласишься. Поэтому предлагаю поединок. Если победа останется за мной, ты попытаешься — просто попытаешься — в моем присутствии хотя бы из вежливости делать вид, что мы не враги...
- Я так и делал, - пробубнил парень.
-...А если за тобой — я исчезну из твоей жизни, будто бы меня никогда не было. Никаких преследований, никто и никогда от меня не узнает, что мы знакомы. Фора на твое усмотрение. Идет?
- Нет. Ты победишь.
- Ты даже попытаться не хочешь? Я дам тебе фору.
- Не вижу смысла.
- И какой же ты после этого ситх?
- Самый обычный. Незачем тратить силы, когда не можешь победить.
Кейл помолчал.
- А как же сражение с достойным противником?
- Откуда ты знаешь? - в сердце закрались подозрения.
Эриннен рассмеялся.
- В джедайских архивах хранятся не только джедайские голокроны. «Нет неведения — есть знание», - процитировал он Кодекс. Пауза. - Почти год назад ситхи разрушили наш Храм на Оссусе, убили много джедаев и падаванов, и совсем юных учеников, - Сандел сглотнул, слушая, - и пленили семерых. Трое из них перешли на темную сторону, двое потом вернулись. Я изучал знание ситхов, чтобы помочь им.
Робертс и сам не знал, чем его так впечатлила эта история. Эриннен тем временем продолжил:
- У нас это считается опасным — изучать ситхские записи, особенно голокроны. Те, кто создавал их, часто обладали невероятной харизмой и даже будучи голограммой могут зародить в неокрепшей душе сомнения, губительные для его жизни в Ордене. Я никогда их не трогал — чтил заветы мастеров, считал, что верить в свои силы надо, но не чрезмерно и всегда нужно немного сомневаться в себе. Тогда наверняка не ошибешься.
- И? - не выдержал Сандел, когда джедай вдруг замолк.
- Время было тяжелое, смутное. Оссусский Храм разрушен, множество учеников и учителей остались без крова над головой. Кто-то сразу уехал к друзьям из других анклавов, большинство же отправились на Корусант, в новый Храм. А он не то чтобы совсем недостроен, но пока не приспособлен принять стольких джедаев сразу. Возникли трения, сложности, не хватало еды и одежды. Бытовые хлопоты для многих затмили всё. Множество миссий состояли в том, чтобы наладить поставки, найти нужных спонсоров, предусмотреть все нюансы. Мало кому было дело до троих падаванов, утративших свет, что вел их по жизни, когда стольким взрослым джедаям, рыцарям и советникам, мудрецам, лекарям и дипломатам, нечего есть и не во что переодеться. Я взял все на себя — с разрешения Совета, конечно.
Ситх молчал. Ему хотелось спросить, тяжело ли было, но что-то внутри подсказывало: это причинит собеседнику боль, и он не стал. Вместо этого перевел тему:
- Ты говорил, у ситхов есть харизма. А разве у джедаев ее нет?
- М? О чем ты?
- Если кто-то из джедаев может перейти на темную сторону, послушав ситхский голокрон, то почему ситхи не могут перейти на вашу светлую, пообщавщись с джедайскими вещицами?
- Могут, почему нет? Но джедаи всегда дают другому выбор, перейти или остаться. Ситхи зачастую гнут свою линию, не принимая во внимание свободу воли. Наверное, поэтому вы переходите к нам реже, чем мы к вам.
- Я как раз охочусь за одним из ваших голокронов, - вдруг выдал Сандел. - Как думаешь, перейду, послушав его?
Кейл открыл глаза и внимательно его оглядел.
- Откуда мне знать? Конечно, я бы хотел сказать: да, перейдешь, но я не знаю, что за голокрон, да и с тобой знаком не так чтобы давно. Рано делать выводы.
- Голокрон мастера Ии'на, его на заре создания Империи захватил один из владык ситхов, какое-то время он хранился в Академии на Коррибане, а затем Дарт Адерус унес его в неизвестном направлении. У меня есть предположение, что он может храниться где-то на Ондероне, раз здесь побывал Фридон Надд, учившийся перед этим у Наги Садоу.
- Гробница Фридона Надда на Дксуне.
- Да?
- Да. Мы после победы перевезли саркофаг туда, в надежде, что там его не найдут. Собираешься к нему?
- Нет!!! - Сандел выкрикнул это прежде, чем успел осознать свои действия. - Извини, - смутился. Кейл внимательно посмотрел на юношу, явно запоминая эту реакцию.
- Тогда где ты собираешься искать голокрон? - чуть погодя.
Ситх пожевал губы.
- У меня есть предположение, где он может быть, но я не уверен. Шаман говорил слишком запутанно.
- А что он сказал?
- Много всего. Например, что я узнаю это место, потому что оно одно на Ондероне. И вещь тоже узнаю сразу, потому что она не выглядит так, как должна выглядеть.
- А ты знаешь, как должен выглядеть джедайский голокрон?
- Видел на картинке.
Они снова помолчали. Кейл не спросил, а Сандел не сказал, почему именно Фридон Надд и Нага Садоу. С тем же успехом можно было бы искать голокрон в гробнице, например, Марки Рагноса, но для этого пришлось бы отправиться на Коррибан...
- Ладно, давай выбираться. У меня созрел план.

@темы: ЗВ

URL
   

главная