mirkwood hedge
Сумрачный ежик
Кейл Эриннен

Они пробирались лесом, мимо колючих лиан и ядовитых папоротников. Шел шестой день после их бегства от звериных наездников, и вещи Сандела давно покоились под толстым слоем мха неподалеку от лагеря недавних пленителей. Когда-нибудь он вернется за ними, утешал себя юный ситх, и джедай не мог не заметить этих странных отношений паренька с самим собой. Тот... был слишком неправильный — для ситха. Как он вообще им стал? К этому мысли Кейла возвращались снова и снова.

Его задание — в течение полугода следить за исполнением мирного договора на Ондероне — приближалось к концу, и он обошел значительную часть планеты, побывал в большинстве лагерей изгнанников, недавно примирившихся с правительством и Республикой, и мог с чистой совестью заверить начальство, что все спокойно. Наездники радовались за своего принца и хотя и беспокоились, как он там во дворце, но больше за его зверя, Дсура, а не за него самого. Выбор его — принцессу Галлию — они одобряли, ведь мало кто способен убить собственную мать, пусть и приемную, лишь для того, чтобы тьма не захлестнула планету.

«Решительная девушка, - одобрительно кивали мужчины, краем глаза следя за своими «скакунами», резвящимися поодаль. Жизнь кочевника — это вечная погоня за собственной тенью, в которой главный страх — это потерять единственного друга, того, кто укроет от дождя, и защитит от чужаков, и вынесет в непогоду, и покажет новые земли. Без своего зверя наездник не более, чем говорящий кусок мяса, не слишком отличается от городских, прячущихся за высокими стенами Изиза. - Под стать нашему «принцу»». - «Да, - отвечали другие, курящие бледные листья тако, известные на Ондероне за свой необычный вкус и аромат. - Каждому принцу нужна принцесса. Все правильно». Кейл так и записал в рапорте, который составил накануне пленения. Жалко только, не успел отправить.

Сандел, шедший впереди и внимательно оглядывавший местность в поисках скрытых врагов и опасностей, остановился. Он чувствовал впереди нечто, отличавшееся от уже приевшейся глазу зелени.
- Это всего лишь стадо брианну, - прислушившись к своим ощущениям сообщил Кейл. Если бы он только знал, как это напугает мальчишку, - молчал бы. - Эй, ты чего? Как тебя звать-то?
Сандел весь съежился от этого заявления, спина нервно дернулась, юноша развернулся к старшему товарищу:
- Ты кто такой? - еле слышно шепнул он, и взгляд сделался затравленным, как у загнанной айвхы. Кейл мысленно приложил ладонь к лицу.
- Кейл. Кейл Эриненн - я уже говорил...
- Нет, с чего ты взял, что впереди стадло брианну? Ты не наездник.
Джедай в очередной раз пожалел, что оставил храмовую робу в Изизе и оделся, как местный. Сейчас ему бы не помешало немного известности.
- Смотри, - Кейл принялся выдумывать на ходу: - Здесь листья немного примяты, а там на дереве тацу, чуть выше гриба, засечка — как раз на высоте рогов этих животных.
Робертся не смотрел, куда указывал мужчина, - он страстно, всей своей волей впился в лицо Эриненна, словно пытаясь разглядеть на нем подрагивания мышц, свидетельствующие о лжи.
- Ну хорошо, - мягко сдался старший. - Я джедай. Что делать будешь?
Это заявление, казалось, совсем не удивило паренька — он вроде бы даже выдохнул, но настороженность никуда не делась. Насколько мог судить Кейл, если Сандел и испытал облегчение, то вовсе не от того, что спутник — джедай. Скорее, от того, что тот, наконец, признался — это, видимо, многое облегчало. «Убить меня хочет?» - мелькнуло в голове и погасло: эмоции юноши были далеки от тех, что отличают убийц. Не месть, не злоба, не ненависть, а безотчетный страх и желание оказаться подальше. Нет, в таком душевном состоянии ему только в кабинет к психоаналитику.
- А ты что? - быстро и чуть резче, чем следовало в «нормальной» беседе парировал Сандел. Он явно собрался отпрыгивать так далеко в кусты, как сможет, и доставать меч. Где он у него спрятан? Есть ли вообще?..
- Ну, я... - Кейл импровизировал. - Хотел добраться до Изиза и передохнуть немного. Помыться, - выразительно оглядел себя до кончиков перепачканных в дерне сапог. - Почиститься. Надушиться духами...
- Разве джедаи таким занимаются? - недоверчиво.
«Не понял юмора», - констатировал про себя Эриненн.
- Я хотел сказать: «взять передышку в своей нелегкой деятельности, расслабиться, поделать то, чего раньше никогда не делал», теперь яснее?
- Да. Как день, - короткие, рубленные ответы. Сандел повернулся было, чтобы пойти дальше, но тут же сделал шаг в сторону: - Я могу просить тебя пойти первым? Раз ты так хорошо ориентируешься... - вдох, выдох, - тебе и дорогу искать.
- Думаешь, со спины легче? - грустно спросил Кейл.
- Я ничего не думаю! - взвился парнишка. - Я боюсь! Неужели неясно?!

«Страх — это путь к темной стороне», - на автомате едва не выдал Эриннен и вовремя осекся. Юноша давно уже на темной стороне, его бесполезно предостерегать. Только вот почему ощущение от него, как от обычного чувствительного к Силе, а не как от настоящего ситха? Почему нет признаков падения? Глаза чистые, светлые, серые, с легкими вкраплениями голубизны, кожа вокруг них не темнеет, не расходится багрово-синими паучками. Джедай вгляделся в Робертса еще раз, вслушался в его душу, пытаясь найти в ней признаки разложения. Боль, грусть, бесконечный страх, уязвленная гордость, местами отчаяние — парень балансирует на грани, но... не падает. Сколько лет? Насколько тяжело ему пришлось?

- Ладно, я пойду первым, - Кейл примирительно поднял руки, прошел мимо Сандела и направился дальше, вглубь леса. - Но ты не забывай, что я старше тебя и годы тренировок в Храме для меня не прошли бесследно. Если нападешь — я отобью удар прежде, чем осознаю, что ты напал, поэтому давай обойдемся без ссор, хорошо?.. - мягкая улыбка, которую юноша уже не мог видеть.

Спиной Кейл почувствовал, как младший расслабляется, выдыхает... «Неужели это так тяжело — быть рядом с джедаем?» - недоумевал Кейл. Давит ли на мальчишку его аура светлой стороны или тот напрягается просто от одного осознания, что перед ним — блюститель мира и справедливости в Галактике?

- Я не буду нападать, - угрюмо пробубнил Сандел.
- Не слышу.
- Я не буду нападать первым. Мне это ни к чему. Сам бы не напал.
- Я не нападу. Зачем? Меня сюда прислали с определенной целью, мне бы ее выполнить, остальное — вторично.
Недоверие. Оно витает в воздухе, пляшет на кончиках колышущихся от легкого ветерка листьев, плавно огибает стволы замбиев и кратцев и душит, душит паренька со всей страстью истинного ситха. Кейл хотел бы спасти юношу от этого, но как? Доверию нельзя научиться — только почувствовать. Джедай принялся вспомнинать, а как их в Храме учили доверять друг другу? Надо поговорить с Кэм Тай, для нее это особенно актуально.

@темы: ЗВ