The Hedge

19:20 

Кусочек из ненаписанного фанфика, продолжение про Сандела

mirkwood hedge
Сумрачный ежик
Сандел Робертс

Кейл нашел горе-ситха на небольшой площадке на одной из четырех башен Храма. Юноша стоял у парапета и хмуро созерцал восход.

Рыцарь пришел не сразу. Дал Робертсу вволю позлиться, пообвинять весь мир и себя, побезумствовать в фантазиях — и остыть. И даже сейчас, выйдя из здания на веранду, не спешил начинать разговор. Остановился чуть позади, оценивая открывавшийся вид, и медленно направился к фигурному ограждению. Пусть Сандел сам выскажет свое отношение ко всему произошедшему.

А Сандел никак не мог ответить сам для себя на один бесконечно мучительный вопрос: что же он делает? И чем больше он об этом думал, тем сильнее вопрос ветвился, обрастал подробностями, рос, оплетая ученика со всех сторон, пока тот не начинал задыхаться. Почему он все еще в Храме? Зачем молчаливо позволяет джедаю подходить так близко и даже не хватается за оружие? Когда он так расслабился? Где, в какой момент его судьба сделала свой подлый выверт, приведший его к теперешней постыдной слабости?

Кейл встал рядом и тоже принялся наблюдать, как солнце встает над Корусантом, расцвечивая небоскребы и сверкающую технику в золото и теплую охру. Как и раньше, он не пытался проникнуть в мысли Сандела, хотя и чувствовал его растерянность и неуверенность в себе, его разочарование. Это то, с чем каждый учится справляться в одиночку. Было бы неуважением попытаться принять на себя что-то из этого, не имея на то по сути никаких прав. Сандел не джедай и пришел в Храм не потому, что хочет стать джедаем. Его привело неуемное желание Кейла оправдаться — в глазах общества и Совета, наипаче — в своих собственных. Имеет ли Эриннен на это право — использовать мальчика в своих целях? Даже если считать, что как джедай и человек он прав — жизнь в Галактике несомненно станет легче и безопаснее, если она лишится еще одного ситха, - необходимо добиться согласия Робертса, а это не так-то просто. Не потому, что он говорит «нет», а потому что он не говорит «да». И едва ли когда-нибудь скажет.

А Сандел думал о том, что бесполезно о чем-либо спрашивать. Намерения Кейла ясны: рыцарь рассчитывает обучать юного ситха, но какая ему с этого выгода? В общем-то... если теоретически... ну, просто задуматься... Робертс совсем не против. Этот джедай был ему симпатичен. Не зря ситх спас ему жизнь — что бы тот ни делал, юноша так и не пожалел о том своем решении. Но самостоятельно надевать ярмо себе на шею — не, это не про Сандела.

И все же... уходить не хотелось.

- Ты расскажешь обо всем Совету? - наконец, ситх нарушил молчание.
- М? О чем ты?
- В жизни не поверю, что ты и правда считаешь, будто бы ночью я приходил лишь затем, чтобы попросить тебя потренироваться со мной.
- Я тебя недооценил, - усмехнулся Кейл. Взял паузу, чтобы собраться с мыслями, и нехотя, с усилием признался: - Один из моих учеников перешел на темную сторону.
Сандел молча ждал продолжения, но его не последовало.
- И что? - не утерпел он. - Ты хочешь его вернуть?
- Возможно. Но я видел его будущее. Он не перейдет обратно.
Пока юноша переваривал услышанное, джедай добавил:
- Возможно, я хочу его заменить, - короткое молчание. - Тобой.

Юное темное дарование ответило не сразу. Такого ему еще не говорили. Понадобилось минут десять, чтобы осознать и принять услышанное. В первый момент он чуть было не брякнул «Да», но осторожность взяла верх над потребностью в признании:

- И... что будет потом? Я стану джедаем?
- Никто не может стать джедаем, если не хочет этого. Я хочу учить тебя, но не буду, если ты не присоединишься к Ордену. С меня достаточно одного Солана.
Сандел помолчал.
- Я тоже хочу учиться у тебя, мое обучение не закончено, - негромко сознался он. - Но Орден... Храм...
- Среди магистров принято считать, что человеку, одаренному чувствительностью к Силе, счастливее жить, ничего не зная о ней. Используя ее интуитивно. Бессознательно. Так от нее меньше пользы, но меньше и вреда — для тех, кто такой чувствительностью не обладает. Разумные существа не равны во Вселенной: есть старые и молодые, есть умные и глупые, сильные и слабые, чувствительные к Силе и нечувствительные. Но на определенном этапе эволюции те, кто сильнее, задумываются о том, зачем всё так устроено. Пусть этот вопрос и не имеет ответа, который бы приняли все, в Республике большинство считает, что более сильный должен защищать и оберегать более слабого. Ты не согласен с такой точкой зрения?
- Не знаю, - Сандел пожал плечами. - Наверное, мне все равно.
Сказал и тут же понял, насколько он ошибается. Нет, это неправда! Он бы всё, совершенно всё отдал, чтобы никогда не знать Дарта Вейлуса, никогда не бывать в его подземном убежище или хотя бы быть спасенным оттуда в первый год пребывания там. Выражение его лица изменилось — всегдашняя холодность и невыразительность сменились волнением. Кейл молча следил за борьбой внутри ситха, готовый в любой момент прийти на помощь — если Робертс позволит ему это.
- Я не хочу больше убивать, - наконец, произнес юноша.
- Даже ради самозащиты?
Сандел медлил. Он хорошо понимал, что едва ли ему это удастся. В Галактике полным-полно преступников, контрабандистов, хаттов, работорговцев, пиратов и прочих маргиналов, которым нет дела до чьих-то моральных страданий и нежелания убивать. Они нападут, и выбор будет невелик: убить или умереть. Чтобы никогда с ними не столкнуться — надо заработать на апартаменты в престижном и безопасном районе, а на это может уйти целая жизнь, за время которой придется убирать конкурентов, трудиться, добиваться успеха... Мир устроен так, что выбирать зачастую приходится не между «хочется» и «не хочется», а между одним «не хочется» и другим. Может быть, джедай прав. Раз уж он умеет убивать, лучше применять это умение на тех, кто обнажает клинок первым. Он, Сандел, никогда не делал первого шага. Никогда. Может быть, он сможет стать джедаем.

@темы: ЗВ

URL
   

главная